Другой чести нам не надо  

Антти Юутилайнен (Финляндия)

 

 

Финские дозорные перевозящие пулемет на санях         "Зимняя война" Финляндии продолжалась всего лишь три с половиной месяца - с последнего дня ноября 1939 года по 13 марта следующего года. "Сто мять славных дней", как говорят финны Народ, оказавшийся объектом нападения, чувствовал себя оскорбленным и боролся, как раненный лев. В ту рекордно холодную зиму на полях сражений появился героизм, доходивший до самопожертвования.

           Во время "зимней войны" и последовавшей за ней финляндско-советской войны 1941-1944 годов, а также в послевоенный период отношение финнов к личному героизму было совершенно особенным. Финны считают, что каждый боец и все работавшие в тылу мужчины и женщины выполняли свой долг, делая для родины все возможное, каждый на своем месте. Если кто-то при выполнении задачи добивался исключительного результата, его именовали героем. Сдержанность в этом вопросе объясняется характерной для финнов скромностью, немногословностью, подчас даже угрюмостью тех, кого называли героями, а также завистью финнов друг к другу. Тыл и иностранная пресса, которая была хорошо представлена в Финляндии во время войны, требовали, однако, обнародования фамилий героев, и информационная служба ставки давала сведения для публикации.

         Финский солдат - это солдат-одиночка, индивидуалист. Правда, его наилучшие черты не так заметны в условиях великих сражений. Поэтому трудно отыскать проявления личного героизма на основном театре военных действий - На Карельском перешейке. А вот в боях на северном берегу Ладожского озера, на севере от Питкяранта, в Коаллаа, на востоке от Лоймола, в Толваярви, на востоке от Вяртсиля, в направлении Лиекса - Репола, в Кухмо, в Суомуссалми, Салла и Петсамо личные подвиги проявлялись ярче. Там в огромных заснеженных лесах было достаточно место для подвига, и именно там боец-одиночка мог проявить свой талант.

         Выявление героев среди финнов вызывает определенные трудности еще из-за того, что в Финляндии не было учреждено такого специального ордена для награждения за выдающийся подвиг, как, например, Герой Советского Союза в СССР, "За заслуги" (Pour le Merite) во Франции или Кавалерский крест ордена Железного креста в Германии. Крест Маннергейма был учрежден только летом 1941 года. Тогда же рассматривалась возможность награждением этим орденом за подвиги, совершенные еще во время "зимней войны". Высшим орденом, которым награждали за заслуги в ней, уже после ее окончания, стала медаль Свободы 1-го класса с розеткой. Ею был награжден маршал Маннергейм в мае 1940 года. Эту медаль с простой лентой давали рядовым солдатам и унтер-офицерам.

Лучший стрелок Финляндии на фронте

         В ходе напряженной войны было мало повышений по службе за боевые заслуги. Осенью 1939 года генералитет составлял 18 человек, и его состав увеличился в течение войны всего на 2 лица. Генерал-майору Эрику Хейнриксу было присвоено звание генерал-лейтенанта, когда он был назначен командующим Армией Перешейка. Это было сделано потому, что в его подчинении оказался Херальд Эквист, уже имевший звание генерал-лейтенанта. Звание генерал-майора было присвоено победителю сражения в Толваярви полковнику Паво Талвела и деятельному помощнику главнокомандующего, начальнику оперативного управления Акселу Айро. Во время войны звание полковника получили три офицера (ААро Паярви - командир полка в Толваярви, командир направления Лиекса Эркки Рааппана  и Марти Нурми - командир участка в Тайпалеенйоки). Звание подполковника было присвоено только одному офицеру (Нийло Кесамаа, котрый служил командиром береговой артиллерии Койвисто).

         Богатая литература, появившаяся после войны, выявила героев на разных участках фронта, особенно между Ладожским озером и Северным Ледовитым океаном.

         Финские лыжные дозоры казались противнику обитавшей в лесах белой смертью. Бесшумно двигавшиеся на лыжах бойцы совершали разведывательные и диверсионные рейды. Они наносили коварные удары прежде, чем дозорные замечали их, и исчезали до того, как утопающий в сугробах противник успевал нанести ответный удар. Многие командиры этих рейдов были выходцами из пограничных войск, но среди них имелись и лесничие, и известные за пределами Финляндии лыжники-рекордсмены.

         Юхо Песси тоже начал свою карьеру в пограничных войсках. Этот 42-летний лейтенант командовал ротой, выполнявшей спецзадание в бескрайних глухих лесах, разделявших участи фронта Коллаа и Толваярви. Дозоры и снайперы были готовы выполнить любое задание, однако рассказы о засевших на деревьях финских снайперах-"кукушках" не имеют под собой никакого основания.

         50-летний трубочист Карпинен из Питкяранта отличался от обычных фронтовых героев. Его не брали в армию, так как он не прошел никакой боевой подготовки. Этот человек, однако, обладал таким талантом командира, что о нем говорили как о чуде. Он так проявил себя в боях в своем родном селе, что в конечном счете его приняли на службу. Став ефрейтором, он своим ножом заставил замолкнуть сторожевых псов противника при атаке финнов на Куйваниеми. В походах он двигался, как горностай на скалистом утесе, и помогал тем, кто был моложе его. В конце войны, уже будучи старшим сержантом, Карпинен в качестве старшины роты отвечал за снабжение 300 солдат.

Финский плакат

         Офицер по воспитательной работе в направлении Колла-региона, расположенного между Суоярви и Лоймола, Эркки Палолампи оказал большое влияния на популяризацию героизма финнов. Написанная им на основе своего военного опыта книга "Коллаа не сдается" стала классикой литературы по "зимней войне"

         Снайпер младший сержант Симо Хяюхя был самым знаменитым героем направления Коллаа. До середины февраля этот крестьянин из Раутярви выстрелами из своей винтовки уложил 29 бойцов противника, и столько же убил в рукопашном боях. В марте его ранило в лицо, и главнокомандующий присвоил ему звание младшего лейтенанта.

         На том же участке героем стал лейтенант Аарне Юутилайнен. Он служил в иностранном легионе во Франции и воевал в Марокко против тамошних горных племен. За легендарное прошлое, личную смелость и неуловимость в Суоярви и на направлении главного удара в Коллаа этого командира роты прозвали "Ужасом Марокко".

         Брат его, Ильмари Юутилайнен, служил в военно-воздушных силах летчиком-истребителем. Во время "зимней войны" он не сбил и двух самолетов противника, но в войне 1941-1944 годов был дважды награжден Крестом Маннергейма. Одержав победу в 94 воздушных боях, он стал самым удачливым летчиком-истребителем страны.

         Одним из самых известных летчиков был также лейтенант Йорма Сарванто из Турку. 6 января он получил известие о возвращении с объекта вражеских бомбардировщиков. Два истребителя марки Fokker D.21 поднялись в Утти в морозное небо, но один из них по техническим причинам немного отстал. Через несколько минут Сарванто заметил пред собой семь бомбардировщиков маки ДБ с красными звездами. Они летели на юг без защиты истребителей. Несмотря на сильный огонь советских самолетов, в течение 4-5 минут Сарванто сбил шесть из них, а уничтожение последнего оставил подоспевшему лейтенанту Пелле Совелиусу. Международная пресса объявила Сарванто мировым рекордом, но он сам комментировал происшествие следующим образом: "Любой из моих друзей сделал бы то же самое, представься им такая прекрасная возможность".

         В сражениях на Карельском перешейке личные подвиги совершались редко. Из командиров батальонов специального упоминания заслуживают те, которые оборонялись рядом друг с другом на востоке от Сумма - капитаны Вилье Лааксо и Ауно Куйри.

         Из тех, кто был на перешейке, следует упомянуть капитана Онни Саарелайнена. Батальон под его командованием особенно отличился в контратаке в Келя 27 декабря 1939 года.

Крест Маннергейма.

         Очень известен был и служивший на западе Карельского перешейка 19-летний сержант Эйно Рипатти. Во многих боях он проявлял смелость, которая удивляла его командиров. Он один уничтожил из автомата отряд врага численностью в половину взвода, находившись под прикрытием танка. В следующей войне Рипатти был награжден Крестом Маннергейма.

Один против пятидесяти. Выборг держится.

         Известным стал и младший лейтенант Хилле Кайсла, командир партизанского взвода полка запада Карельского перешейка. Этот фехтовальщик не раз побеждавший  в чемпионатах Финляндии, водил свой взвод в разведывательные дозоры на восточную сторону озера Хатялахденярви, где находились войска противника. В результате он передал своему полку много разведывательных данных. За это осмотрительный и спокойный командир первым в своем полку был награжден Крестом Свободы.

 

 

 

Hosted by uCoz